Сказка, фантастика и комедия про акима. Часть 5

0
226

Очередное судебное заседание по делу экс акима Атырауской области, которое состоялось 20-го февраля текущего года, в большей своей части, было посвящено вопросу приватизации коммунальной собственности. Согласно обвинениям, все эти объекты были переданы в частные руки незаконным путем. Однако, даже при всем сказанном свидетелями, лично я, так и не увидел предмета преступления в данном вопросе.

Для начала напомню, что указанные в материалах дела коммунальные объекты, не были приватизированы по личной инициативе экс-акима области. Это требовалось в посланиях Президента РК и его многих поручениях на разных совещаниях правительства. После этого вышло постановление правительства, согласно которому областные акиматы должны были передать непрофильные и убыточные коммунальные объекты в конкурентную среду с целью их сохранения и, соответственно, дальнейшего развития. Можно сказать, что Атырауская область – единственная, которая не исполняет до сих пор эти поручения, а в других областях республики такие объекты давно переданы в частные руки.

А теперь перейдем к самой сути обвинения.

Следствие обвиняет бывшее руководство акимата Атырауской области в том, что типографии и другие объекты коммунальной собственности были приватизированы по, так называемому, голландскому методу, который предусматривает занижение цены. Как пример, по словам одного из свидетелей, здание КГП «Атырау Акпарат» при балансовой стоимости, примерно, 600 млн. тенге было продано ТОО «Мистоль» за 206 млн. тенге. Вы посмотрите что из себя представляет это здание: в свое время в 2003 году на его строительство затрачено 510 млн.тг, сегодняшняя красная цена этого объекта 1.5 – 2 млн.долларов США это примерно 300 млн.тг. Откуда взялась балансовая стоимость в 600 млн.тг? Ежегодно на содержание «Атырау-акпарат» бюджет области выделял примерно 350 млн.тг. После этого посмотрите, была ли необходимость акимату содержать этот непрофильный актив?

По всем объектам приватизации точно такая же история. Следователи с помощью своих экспертов и оценочных компаний практически все объекты оценили по завышенным ценам и использовали при проведении следствия (так пусть попробуют продать все эти объекты по тем ценам, которое определило следствие, не забывая о девальвации + 25%. Это невозможно, так как цена нереальна). Тем более все процедуры проведения тендеров были в рамках закона. Ранее, в начале следствия, законность своих действий подтвердили все обвиняемые по этому делу и защищались. Но, к сожалению, через три месяца, после давления, шантажа и обмана следователей, многие изменили свои показания, указав на бывшего акима. В итоге, сами того не понимая, обвиняемые, создали себе ОПГ, попавшись на уловки следователей. Что и нужно было следствию. При этом все обещания, даденные следователями – остались не выполненными, и все они оказались на скамье подсудимых. Вот так и было создано ОПГ!

Теперь некоторые подробности: не стоит забывать о том, что согласно нормам закона, если объект дважды не продаются по «английскому методу», что представляет собой завышение цены, то на третий раз объект в силу отсутствия должного спроса должен приватизироваться по «голландскому» методу. Что в итоге и было сделано. Позвольте спросить, так в чем же тут нарушение? Такая процедура прописана законодательно и не является плодом чьей-то бурной фантазии. Более того, объявления о продаже этих объектов, еще при первых попытках продажи по завышенным ценам, были напечатаны в региональных СМИ. И факт соответствия этих процедур нормам закона подтверждают даже свидетели. К примеру, если взять здание типографии, которое с оборудованием при оценочной стоимости 77 млн. тенге было продано ТОО «УС-99» за 25 млн. тенге. Поскольку свидетель участвовал в конкурсной продаже типографии, он подтвердил, что первые два конкурса торгов проходили по английскому методу, согласно оценочной стоимости – 77 млн. тенге. По его словам, лишь в третий раз из-за отсутствия участников конкурс проходил по голландскому методу, методом понижения ставок, и в итоге типография была продана за 25 млн. тенге.

Если же говорить о причинах того, почему указанные в материалах дела типографии и офисные помещения не удавалось продать по рыночной, т.е. балансовой стоимости, то обвинение, конечно, может придумывать любые фантастические версии, но на самом деле все достаточно просто и логично.

Мало того, что многие объекты имели долги, требовали космических первичных вложений, а порой и капитального ремонта, так еще и сам договор предусматривал условие постоянного дальнейшего инвестирования со стороны покупателя.

В данном случае, уместно будет вспомнить слова одного из свидетелей, заместителя начальника облфинуправления Серика Демегенова, который подтверждают это факт. В частности, по словам Демегенова, в то время, ныне покойный, главный бухгалтер КГП «Атырау Акпарат» Утешев ссылался на большие расходы, связанные с содержанием здания. Также среди документов было заключение консалтинговой компании, подтверждающее изношенность здания КГП «Атырау А

Так чему тут можно удивляться? Кто бы согласился заплатить целых 600 миллионов за здание, которое даже при нужных вложениях никогда не принесет столько денег в будущем. Иными словами, такое приобретение при такой балансовой стоимости и с таким изношенным оборудованием, с точки зрения бизнеса, было бы просто нерентабельным. Разумеется, когда нет соответствующего спроса, цену приходится понижать. И это нормальный закон бизнеса, именно поэтому голландский метод и прописан в законе, так как он учитывает эти бизнес законы. Именно по этой процедуре и прошла приватизация, детали которой сейчас тщательно изучают в суде. И не исключено, что следствию этот простой факт вполне очевиден, но в силу того, что имеется определённый прессинг со стороны правоохранительной системы, о которой уже давно стало известно через местные СМИ и показания некоторых обвиняемых, представители финпола предпочитают лично контролировать – «что и как говорит тот или иной свидетель». В частности, перед началом слушаний, один из адвокатов обратил внимание председательствующей судьи на то, что в холле, где идет прямая трансляция, находится следователь финансовой полиции Сарин. Адвокаты восприняли этот факт как психологическое воздействие на свидетелей, выступающих в суде. Из всего этого видно, что следователи финансовой полиции, даже когда проходят суд, давят на свидетелей, которые находятся в комнате ожидания. Что за «беспредел» и почему к этим следователям не применяют меры наказания? Каждый следователь боится за свое сфабрикованное дело, поэтому и оказывают давление на свидетелей. Если это дело провалится – начальство по голове не погладит. Конечная их цель доказать, что вполне законопоследовательная процедура приватизации это какое-то страшное коррупционное преступление. Причем тогда, когда этому нет совершенно никаких документальных или каких-либо еще доказательств.

Так какое отношение, имеют эти компании, которые приобрели приватизированные объекты к бывшему акиму и его родственникам? Проверить, что Рыскалиевы никакого отношения не имеют к этим компаниям – не трудно. Так чего хотят добиться следствие и суд и что они собираются доказать?

Из всего этого видно, что дело имеет конкретную политическую подоплеку, что против бывшего руководителя области работают определенные силы.

Продолжение следует….

Источник: Бахтияр Имамурзин

 

Источник:

Источник:

Источник:

Источник:

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ